- АНО ПДЖ: Автономная Некоммерческая Организация-Права человека-Достойное Жилье. Права человека на достойное жилье. Новости ЖКХ. Обсуждение и решение жилищных проблем. Реализуй свое право на достойное жилье. Публикации материалов по вопросам жилищно-коммунального хозяйства
Напишите нам
EnglishRussian

Булгаков В.А
Муниципальные и партийные контакты
Директор АНО ПДЖ  рассказывает о положении прав человека в России в области ЖКХ. 
Продолжение...
 

Сопроводительная записка Версия для печати Отправить на e-mail

Сопроводительная записка к первой редакции проекта Гражданского Договора и Программы "Сотрудничество ради справедливости"

    Всеобщая декларация прав человека возникла в условиях, когда мир только что пережил чудовищное военно-политическое потрясение и жил в страхе перед возможностью нового нашествия тоталитаризма. В ней кодифицирован имевшийся тогда опыт этой защиты. В ней провозглашены права и свободы, которые обязательны для включения в законодательство всех государств как тест на готовность государства отказываться от тоталитарных устремлений.
    Но успешное некогда применение положений этой великой хартии заслонило некоторые особенности этого применения. Многие долго не понимали, в чем, собственно, причины нарастания кровавых конфликтов при полной несостоятельности международных гуманитарных организаций и тех правительств, которые пытались взять на себя ответственность за проведение в жизнь важнейших тезисов международных актов о правах человека.
    До сих пор международному сообществу удавалось только сломать не соответствующие его представлениям государственные структуры, заливая при этом кровью все большие пространства.
Линии конфронтационных разломов, отчетливо обозначившиеся к концу второго тысячелетия на карте мира, приобрели в XXI веке значительно большую протяженность, и, в дополнение к вновь возникшим, все четче проступают прежние рубежи противостояния. Лозунг национальных интересов все явственнее перерастает в идеи национальной гегемонии на части территории или в глобальном масштабе. На смену опасности реставрации классово ориентированного тоталитарного социализма все реальнее приходит опасность возрождения национал-социализма.
    Внутри сохранившихся или возникших государств о политическом мире не может быть и речи. К ужасу мыслящих гуманистов даже ссылки на количество жертв репрессий сталинского времени и рассуждения о выборе наименьшего зла становятся исторически все менее убедительными, поскольку мы оказываемся все ближе к моменту, когда число жертв перестройки отношений в мире станет сопоставимым с числом жертв тоталитарного режима в СССР.
    Наконец, аргумент снятия угрозы мировой войны истаивает на наших глазах, и мы быстро входим в состояние всеобщей конфронтации под аккомпанемент уверений, что летчики демократических стран не выпускают ракеты по цели иначе как из соображений высшего гуманизма, а в том, что ракета убивает детей и мирных граждан, виноваты правители атакуемых стран.
    Гуманные ценности, реализуясь, получают конкретное социально-политическое и экономическое воплощение, и, если они безальтернативны, они легко деформируются и переходят в свою противоположность. Надо помнить урок истории: единственная Система Ценностей всегда адаптируется к насилию
Принципы Прав Человека были начертаны на знамени, под которым совершалась перестройка отношений в послевоенном мире, авторы, апологеты и защитники этих прав, абстрагировавшись от эйфории весьма условной победы над КПСС и спокойно поразмышляв, не могут не осознать ответственности за все происходящее. Хорошо было бы при этом не отказаться от действительно великой идеи заложенной в Декларации, а спокойно разобраться в качествах основополагающего документа, который вобрал в себя всю суть гуманистических устремлений послевоенного мира, полвека служил ориентиром для борцов за справедливость и, наконец, не мог не потребовать осмысления в свете исторического опыта того стремительного периода всемирной истории, который называется второй половиной двадцатого века.
    Во-первых, в Декларации 1948г. был сделан акцент на политических правах и защите от неприкрытого насилия над личностью. Этим вопросам посвящена двадцать одна статья из 30. Социально-экономическим правам посвящено всего шесть статей Декларации. При этом все 21 статья, направленные против насилия и ущемления политических прав, помещены в начале Декларации, а в социально-экономических - ближе к концу. Кроме того, юридический аспект присутствует в 7 статьях о политических правах и свободах и в 3 статьях, посвященных защите личности от прямого насилия. Что касается социально-экономических прав, то в соответствующих статьях юридический аспект вообще не затронут.
    Во-вторых, создатели Декларации несомненно персонифицировали носителей тотального рабства и, глядя с запада на СССР и КНР, искали в недостатках исконно чуждой им политэкономической системы социализма то зло, против которого и должны быть направлены международные законы сдерживания потенциальной опасности. Так, строя антитезу тоталитарной единственной системе ценностей, авторы Декларации с неизбежностью создали альтернативную систему ценностей, неизбежно, по происхождению претендующую на единственность.
    Международные нормативные акты по правам человека сегодня перекрывают практически все области национальной и международной практики, однако, чем полнее и разветвленнее становится эта система, тем очевиднее ее беспомощность. Более того, в последнее десятилетие она стала создавать благовидную возможность для прикрытия различного рода политической и военно-экономической экспансии вплоть до прямой агрессии. Вербализованные причины такой «приспособляемости» Декларации к нуждам неискренних политиков исходно не злонамеренны и теперь, в новом тысячелетии, стали достаточно ясны.
Всеобщая декларация прав человека и весь остальной комплекс документов, развивающих, интерпретирующих или дополняющих ее, молчаливо предполагают достижимость бесконфликтности на протяжении исторически длительных периодов
    Права и свободы рассматриваются с позиций возможности оперативно решить наиболее принципиальные проблемы этнической, классовой, конфессиональной и иной несовместимости. При этом все делают вид, что противоречия просты, что их легко выявить, описать и оперативно урегулировать. На самом деле участники, заинтересованные стороны и наблюдатели конфликта неспособны ни осознать наличие ряда имманентно присущих сторонам конфликта несовместимостей ни примириться с неизбежностью длительного мирного сосуществования людей с априорно несовместимыми взглядами и привычками. Об имманентной несовместимости, которая - не злой умысел, а данность, вообще не говорится в правозащитных нормативных документах. А ведь именно из этих обстоятельств возникает разумная необходимость национальной, социальной, религиозной, политической автономий, каждая из которых требует своей неоскорбительной формы, широты и особых поисков социального, политического и иного статуса, чтобы не превращаться в ужас гетто, резерваций, взаимоистребления, терроризма или иностранной оккупации.
    Большинство статей Декларации и иных правозащитных документов статичны во времени. Они предполагают и даже прямо провозглашают равные требования по всему спектру общественных отношений ко всем составляющим мирового сообщества. Однако, существует достаточно работ этологов, этнографов, антропологов, философов, наблюдавших и демонстрировавших ситуации принципиальной несовместимости этических норм, которые приняты внутри несовпадающих по ареалу или времени цивилизаций. Это относится к столкновению европейской и коренной американской культур, специфической этической и нормообразующей социальной практики скваттерства в США и Австралии и колонизации Дальнего Запада и т.п.
    В наши дни это относится, кроме того, к странам буржуазного традиционализма, с одной, и постсоциализма - с другой стороны. У них разный исторический опыт, разный социальный состав населения. Бесценный инструмент борьбы за права человека путем законной защиты закона от чиновничьего произвола превратился в свою противоположность немедлено, как только тоталитарный социализм начали демонтировать. Как уже отмечалось, политические права, которые до этого выступали как главная суть социального прогресса, оказались бессильными сколь-нибудь эффективно воздействовать на новые общественные отношения. На первый план немедленно вышли социально-экономические права граждан. В Декларации и других документах правозащитного круга ничего о такой эволюции нет, да и быть не может, поскольку их позитив - всего лишь антитеза общепринятому 50 лет назад негативу - тоталитарному угнетению.
    И вот, поскольку в реальности всеобщее благоденствие недостижимо, всегда имеется повод применить силу там, где это удобно недобросовестным политикам. Раз реальность всегда оставляет неустранимые в обозримое время противоречия,    всегда имеется и повод для политического или экономического вмешательства во внутренние дела - и нет грани между действительно безвыходным для международного сообщества положением и волюнтаризмом влиятельной элиты. Исчезает привычный объект критики - исчезает и опора на политический и ненасильственный аспекты. Но идеология Декларации и сам факт ее существования обязывают, и политикам становится удобно использовать ее статьи для запугивания гальванизированными мумиями себя и всех традиционно верящих в непогрешимость неизменных правозащитных идей.
    Логика правозащитной парадигмы 50-60 годов, если опустить ненормализованные понятия, состоит, таким образом, в следующем:
    «Люди независимо от рождения, происхождения, убеждений и положения в обществе имеют равные права на жизнь, свободу и неприкосновенность. Права человека могут быть ограничены  только по закону и по справедливому суду без проявлений жестокости и бесчеловечного обращения. Каждый имеет право на владение имуществом и на пользование политическими свободами. Каждый имеет право на труд, достойное материальное существование и приобщение к знаниям и культуре. Права могут быть ограничены законом исключительно для соблюдения прав других людей и требований морали, порядка и благосостояния в демократическом обществе.»
    Оставим пока в стороне абсолютно невнятное утверждение о «порядке, морали и благосостоянии общества», причем именно «демократического общества», необходимое и достаточное определение которого отсутствует в нормативных актах. Скажем только, что неопределенность этих понятий в ст. 29 Декларации сводит к нулю эффективность всех предыдущих статей, так как любая олигархия и даже диктатура может имитировать (и имитирует!) некоторые демократические процедуры и утверждать, что мораль, порядок и благосостояние нарушаются именно действиями протестующих против беззакония граждан. С другой стороны, любая заинтересованная в ослаблении конкурентов держава может утверждать, что в той или иной стране действия властей против инсургентов не направлены на поддержку «порядка и благосостояния» в «демократическом обществе» и на этом основании организовывать вмешательство во внутренние дела державы-конкурента или страны-плацдарма.
    Рассмотрим, однако, только те тезисы Декларации, которые несомненно позитивны и определены с удовлетворительной точностью. Итак, можно ли реализовать равные  права в реальных условиях социального и имущественного расслоения? Может ли какое-нибудь из реально существующих в мире законодательств обеспечить в условиях этого расслоения «справедливый» суд, хотя бы в части соревновательности сторон? Что конкретно означает право на владение имуществом в условиях исходно существующего имущественного неравенства и нищеты? Как страна может обеспечить равное право на образование, или доступ к культурным ценностям, или защиту от безработицы или иные права и свободы, если все эти блага платные, экономика рыночная, и это молчаливо признается единственно справедливым?
    Первородным грехом концепции вновь является схоластическое целеполагание безгреховности как вполне достижимого состояния общества. Однако, даже родиться реально равными в разных по социальному, имущественному и культурному уровню условиях - нельзя. Разумнее и спасительнее исходить из необходимости жить в обществе греховном и ясно видеть, что можно обеспечить до Второго Пришествия, а чего - ну никак нельзя!
    Право человека состоит, прежде всего, не в абстрактном праве свободно и беспечально жить, а в реальном праве выбирать свою судьбу, настолько, насколько это для него посильно. Это право, которое христианское вероучение (как, впрочем, и другие великие религии) определяет как свободу воли, данную Богом вместе с ответственностью человека за свои поступки, выше даже права на жизнь, так как выбор человека часто бывает таков, что он отказывается от жизни во имя иных ценностей. Никому не дано права подменить эту его свободу выбора разумным произволом, на какой бы внешне благонамеренной подоплеке ни основывался этот произвол и какие бы формы принуждения он ни принимал. Никому не дано права судить, правилен ли выбор человека, и назначать наказание за выбор пути. Ответственность может наступать за действия и их результаты, а то обстоятельство, каким именно выбором они продиктованы, может при этом самое большее   смягчать или отягчать эту ответственность.
    Из этого права вытекают право на свободу выбора системы ценностей, образа жизни, рода и характера занятий, места пребывания и социальной среды. Это право объединяет обратной связью личность и общество.
Альтернативная существующей логика правозащитной парадигмы могла бы быть, исходя из сказанного, изменена. В ее основу кладется свобода выбора системы ценностей из существующих на практике или создаваемых вновь неидеальных и более или менее совершенных систем ценностей.
«Основное право человека состоит в свободном выборе, построении и равных возможностях для непринудительной реализации системы ценностей, которую он считает справедливой. В понятие системы ценностей входит вся сфера взаимодействия человека и общества. Человек обладает правом выбирать политические, экономические, конфессиональные, этические и традиционно-национальные формы отношений, которые он стремится соблюдать и устанавливать в обществе ненасильственным путем, равно как и круг членов общества, в рамках которого он постарается эти отношения реализовать. Формы принуждения со стороны государства могут применяться исключительно в случаях создания реальной угрозы жизни, здоровью или свободе других граждан и в отношении только тех, кто такую угрозу создает. Некоторые из возникающих при этом противоречий между человеком и конкретной формой сообщества людей или между двумя и более сообществами людей могут оказаться принципиально неустранимыми. Поэтому обязаность государства в отношении Гражданина, а международного сообщества в отношении каждого общественного образования и каждой личности в случаях фатальной несовместимости систем ценностей состоит в предоставлении возможности разведения сторон конфликта и/или создания условий для их ненасильственного взаимодействия, рассчитанного на длительную и естественную взаимную историческую адаптацию.»
    Такая концепция не отдает организационного предпочтения интеграционным или дезинтеграционным процессам. Внутри государства личностные и консолидирующие ценности концепция выбора системы ценностей не противопоставляет, а как бы сливает, поскольку система, отдающая приоритет личности перед обществом, как и обратная ей, становится одной из равноправных систем ценностей, но не провозглашается в качестве абсолютной. В международном аспекте концепция свободы выбора системы ценностей также предостерегает от увлечения только дезинтеграцией, что важно, так как разрушения и гибель людей приняли максимальные масштабы именно в процессе разъединения сообществ. Эти масштабы таковы, что с каждым витком дезинтеграции все ближе подводят нас к мировой ядерной катастрофе, которая становится тем реальнее, чем больше международных субъектов оказываются собственниками современных средств уничтожения. Этот исторический опыт не может долее игнорироваться, и наряду с правом на самоопределение должно быть защищено право населения на интеграцию и сохранение сообществ. Должно быть введено прямое запрещение вооруженной агрессии как средства восстановления прав человека внутри независимых государств. Нельзя отнимать собственную историю у стран, которые по мнению сторонних наблюдателей живут в условиях недемократических режимов.
    Понятия «мораль общества», «порядок общества», «благосостояние общества» должны быть либо однозначно и общепринято определены, либо исключены из Декларации как допускающие наполнение любым, в том числе тоталитарным, содержанием.
    Понятие демократического общества  также должно либо получить однозначное и общепринятое определение, либо быть изъято из текста Декларации, так как его теперешнее описание не позволяет отличать его от недемократического, в чем мы лишний раз убедились в течение 12 лет совершенно недемократического правления в России с демократическим самоназванием. Практика показывает, что бессодержательное отождествление правового государства, демократического общества и соблюдения прав человека приводит к политическим спекуляциям на любом из этих трех понятий. Поэтому проще ввести определение от противного: например, «режим, который принудительно и в обязательном порядке навязывает всем членам общества единственную систему ценностей, считается тоталитарным». Таким образом будет отделена широкая гамма не-тоталитарных режимов, которые могут быть приемлемыми или перспективными с точки зрения реализации прав человека, от так же широкой гаммы режимов, использующих разнообразные меры принудительного насаждения моносистемы ценностей - невзирая на самоназвания правящих партий и степень геополитических претензий заинтересованных стран.
    Конкретный перечень прав и свобод, конструктивно дополненный в части социально-экономических прав и уточненный, а также указания на некоторые гарантии реализации прав и свобод органически входят в концепцию обеспечения свободы выбора и стремления к реализации выбранной системы ценностей, а принцип толерантности из абстрактного призыва становится конкретной задачей по организации взаимодействия частично несовместимых систем ценностей.
    Изложенная концепция не будет противоречить сути и конструктивному содержанию ныне действующей Декларации и, в этом смысле, сохранит преемственность, но исключит целый ряд двусмысленностей и дурных абстракций, которые делают идею прав человека легкой жертвой недобросовестных политиков и тем подрывают саму идею справедливости, основанной на праве.
    Все указанные изменения могут быть, разумеется, внесены не по формулировкам какой-либо одной социальной, политической, конфессиональной или иной силы, а исключительно как результат совместных усилий. Очевидно лишь, что промедление с пересмотром вышеназванных положений концепции прав и свобод приведет к ее окончательной дискредитации. Последствия этой дискредитации могут быть для мирового сообщества сравнимы с последствиями утраты основных цивилизационных признаков. Государства и Граждане, чтобы не погибнуть в братоубийственной сваре, должны установить между собою и друг с другом «новый завет», ибо старый уже не только не в силах сдержать жажду власти, жестокость и алчность, но и способен их поощрять.
    Должно быть определено и формально описано положение, требующее международного вмешательства для предотвращения последующей агрессии в отношении других стран, причем для каждого уровня такой угрозы должны быть указаны допустимые пределы международного вмешательства, механизмы соглашения с участием всех стран мирового сообщества и механизмы немедленного пресечения нарушений порядка определения санкций и злоупотреблений санкциями, в том числе и  злоупотребления путем подмены международного сообщества коалицией государств, не представляющих интересы всех народов мира. Мы уже опоздали и пресловутая «такая большая борьба за мир, что камня на камне не останется»   уже идет. Но, если история даст нам еще один шанс на выживание, давайте попробуем успеть провести демаркационную линию между спасением людей и агрессией.
    Принятие концепции и обновленной Декларации Организацией Объединенных Наций стало бы хорошей основой для выхода из тупика, в который зашло мировое сообщество после ряда попыток «наводить законный порядок» и «спасать от геноцида» путем вооруженного разрушения и убийства без санкций международного сообщества, а лишь по мотивам самых общих представлений о защите прав человека.

    Представляется целесообразным:
- публично признать недостаточность и незащищенность от корыстного использования - и внутри государств, и в международных отношениях - имеющихся сегодня международных правозащитных норм и призвать к осторожности их использования иначе, чем с прямого и полного одобрения ООН для каждого конкретного конфликта и региона.
- создать в разных странах рабочие группы, разрабатывающие структуру и основные главы новой редакции Декларации прав человека, обобщающей опыт и ошибки применения международных правозащитных документов в период 1949 - 1999 годов.
- провести серию исследований, позволяющих различным национальным, конфессиональным, социально-экономическим и политическим сообществам сформулировать собственные представления о системе общечеловеческих принципов отношений между людьми и их сообществами.
- подготовить и провести обсуждения промежуточных результатов в основных регионах мира, пересмотреть концепцию Прав человека, дополнив и сбалансировав ее концепцией Свободы выбора системы ценностей и Безопасности Граждан, учитывающей конкретно-социальный и конкретно-временной фактор развития сообществ в мире.
- сформулировать свод реально существующих трудноразрешимых или в исторически обозримое время неразрешимых гуманитарных несовместимостей, проведя исследования на материале, накопленном в процессе усилий по урегулированию различного рода общественных конфликтов.
- ограничить дестабилизирующее вмешательство третьих сторон в конфликты и принять дополнительный протокол к Декларации, который определял бы право использовать международные правозащитные нормы отдельными государствами, государственными объединениями и транснациональными структурами в качестве мотивировки их действий или бездействия на международной арене.
Поскольку должен быть некий альтернативный предмет, позволяющий начать долгий путь обсуждения и достижения взаимных соглашений, предлагаем самый предварительный набросок текста Гражданского Договора между личностями, их сообществами, государственными образованиями и их союзами. В развитие и, вместе с тем, в отличие от Декларации Договор должен осветить именно те вопросы. которые встали перед нами в процессе быстрых и жестких изменений в современном мире:
  право выбора системы ценностей,
  ответственность, вытекающая из осуществления права,
  юридические механизмы реализации права,
  обеспечение единства общества через сохранение реального равенства и равного достоинства представителей всех сословий и состояний,
  охват не только политических, но и экономических, образовательных, морально-этических сторон жизни общества и прав и свобод личности,
  взаимные права и обязаности личности и общества в процессе реализации и обеспечения прав и свобод.


 

 
< Пред.   След. >
Москва 2006   © Atoms Studio.
По всем вопросам обращайтесь к администрации сайта.
Управление многоквартирным домом, Достойное жилье, ЖКХ в Скандинавии, Шведский опыт управления домами, Международный союз квартиросъемщиков, Форум, повышение тарифов на телефон, ремонт подъезда, права человека, достойное жилье, защити себя, ЖКХ, коммунальное хозяйство